Чистота речи

Чистота речи – это отсутствие в ней лишних слов и слов, чуждых литературному языку по нравственно-этическим критериям.

В речи воспитанного человека не должно быть следующих групп слов.

1)  Диалектизмы – слова диалектов, которые известны только немногим людям, проживающим на данной территории: зелье, намеднись, приключилось, запужала, земля пахать. картошка сажать, к сестры, у вдове и т.д.

2) Жаргонизмыслова искусственного языка, понятного лишь определенному кругу людей, связанных между собой общими целями и интересами. Возникают в замкнутых группах (учащиеся, студенты, армия). Жаргонизмы – это искусственные слова, все они имеют синонимы в литературном языке: бабки = деньги, клевый = хороший, шузы = ботинки, тачка = такси и т.д.

Цель жаргонизмов – ярче, эмоциональнее выразить свое отношение к чему-либо: потрясно, обалденный, клевый, ржать, балдеть, кайф, ишачить, пахать. Наверное, жаргонизмы в устной речи молодежи неистребимы, они придают ей живость, ироническую окраску. Но нужно помнить, что жаргон – это обедненный, грубый заменитель настоящего языка. Жаргонизмы непонятны непосвященным людям, это часто вызывает недоразумения.

Разновидностью жаргонов является арго слова, употребляемые представителями преступного мира: перо = нож, шмон = обыск, мусор = милиционер. «Деньги» на воровском жаргоне: баклажан, бумага, вашингтон, дядя Володя, кусок, угол, хруст, черви и т.п.

Сленг – это то, что не признано всеобщей ценностью. Сленг – это «плохо», потому что он находится вне системы ценностей. Д.С. Лихачев в работе «Черты первобытного примитивизма воровской речи» замечает, что ворам воровской жаргон по большому счету не нужен, он их только выдает; воровской язык – это шик, излишество, игра, кураж.

В 60–е гг. В. Шукшин, отвечая на вопрос о его отношении к использованию жаргона в литературных текстах сказал: «В литературе стало модой, в жизни – все не так. Крупный вор никогда не станет «по фене ботать» – говорить языком воров, за редким исключением. «Ботают» – хулиганы, мелкие воришки, студенчество. И в матросах я был, и там все нормально с языком. «Салага» еще нет-нет выщелкнется со словцом, но его тут же осадит тот, кто служит по последнему году. Да он и промолчит в среде старших, это он с девушкой позволит себе «полундру» или «сачка». Но вот в литературе запестрели «предки», «чуваки», «чувихи», «хаты». Из мухи слона раздули».

Люди, которые оставили след в современном русском сленге и являются яркими языковыми личностями: Ф. Раневская, В. Черномырдин, В. Жириновский.

3)  Канцеляризмы – слова и обороты, взятые из официально-делового стиля и перенесенные в другие стили (разговорный, публицистический, художественный). В официально-деловом стиле есть готовые обороты, которые помогают облегчить деловое общение: человеку не нужно всякий раз изобретать, придумывать форму документа – он берет уже имеющиеся «заготовки» и использует их: «прийти к соглашению», «во избежание», «за неимением», «ввиду отсутствия», «учитывать вышеизложенное» и др. Если эти слова попадают в разговорную речь, публицистический стиль, художественное произведение – они становятся сорняками. Яркие примеры неуместного употребления канцеляризмов приводит К.И. Чуковский:

– Ты по какому вопросу плачешь? – проявил участие молодой мужчина, обращаясь к пятилетней девочке.

– У нас в поселке очень красиво, сразу за домами – зеленый массив. В зеленом массиве много грибов, – сказала дама, желая щегольнуть «культурностью» своего языка.

Человек, желающий высказаться “покультурнее”, не решается назвать шапку шапкой, а пиджак пиджаком. И произносит вместо этого “головной убор” и “верхняя одежда”. Людям, лишенным чувства стиля, с неразвитым языковым чутьем, кажется, что «головной убор», «зеленый массив», «конфликтовать», «аннулировать» – эти слова лучше, красивее, чем обычные «лес», «шапка», «невыгодно», «не знаю». Вместо того чтобы сказать нельзя, невозможно, журналист говорит не представляется возможным, вместо того, чтобы сказать плохие – оставляют желать лучшего, Остались в прошлом штампы типа «битва за урожай», «встать на трудовую вахту», «получил(а) прописку» (корабль, пионерлагерь, школа и т.д.), «трудовой почин», «белое (зеленое, черное, голубое и т д.) золото», но, к сожалению, им на смену пришли другие: в летний период времени (летом), оказать посильную помощь (помощь).

4) Слова-сорняки – это слова значит, так сказать, итак, понимаете, в принципе, собственно говоря, видите ли, понятно и т.п. Слова-сорняки не выражают никакого смысла, а просто засоряют речь, отвлекают внимание и утомляют. В последнее время часто стали употреблять слово «как бы». Как бы – это союз, который означает, что говорящий сомневается в достоверности чего-л. Как бы = как будто, словно. «Я как бы не одна пришла», «Я как бы в командировку уезжаю». Союз «как бы» в этих предложениях неуместен, потому что вступает в противоречие с содержанием фраз. Слова-сорняки появляются бессознательно, из-за волнения, неумения мыслить и сразу же излагать свои мысли, из-за неумения подбирать нужные слова.

5) В речи не должно быть также грубо просторечных и нецензурных слов.

Просторечная лексика подразделяется на собственно просторечную (дивчина, жратва, жмот, клепать = клеветать, мосол = кость), которая снабжается в словарях пометами «прост.», и грубо-просторечную, вульгарную, бранную (морда, рожа, жрать, сдохнуть, ихний, магазин), употребление которой в речи недопустимо, она снабжается в словарях пометами «грубо-прост.», «вульг.», «бран.».

Что касается мата, то в какой-то степени нецензурные слова неискоренимы, так как помогают избавиться от стресса, сделать внутреннее напряжение внешним. Но такие слова, которые используются в экстремальных стрессовых ситуациях, не могут распространяться на все ситуации общения (от бытового до официально-делового и дипломатического). Страшно то, что грубые слова уже не режут слух, становятся нейтральными, обычными. Нужно помнить, что мышление человека, говорящего на мате, примитивно.